Я- активист. 7 историй с ТоТ Лагеря по активизму и лидерству

Кто такой активист? Если говорить упрощенно, то это человек, который пытается изменить реальность к лучшему, не прибегая к помощи государства.

Что делают активисты? Активисты решают проблемы.

К примеру, экологи и экоактивисты(-ки) из организации «Инициатива Арча» спасают Ботанический сад и попутно пытаются привить горожанам Бишкека полезные привычки — сажать больше деревьев, следить за экосистемой города.

А городские активистки(-ты) Peshcom пытаются привлечь внимание к к нуждам пешеходов, чтобы ходить пешком было удобно и безопасно для всех – не только для здоровых и сильных, но и маломобильных групп – пожилых, родителей с колясками, личностей с инвалидностью, а также детей и велосипедистов.

Благодаря активистам теперь на улицах можно увидеть урны для пластика, которые можно утилизировать без вреда окружающей среде.

Благодаря их действиям мы можем жить в более здоровом пространстве.

Те активисты, истории которых мы хотим рассказать, хотят сделать общество толерантным и безопасным для ЛГБТ- сообщества и ключевых групп населения, которые подвергаются дискриминации и стигматизации.
Ведь, порой для того чтобы что-то изменить, надо просто поговорить с людьми, которые стереотипно мыслят.

 Я вот сегодня на паре спорил с преподавателем насчёт людей, употребляющих наркотики, и объяснил одногруппникам, что они тоже такие же люди как мы и не надо бояться их,-  Али, участник ToT лагеря, студент и молодой активист.

1.Али

Меня зовут Али. Мне 19 лет и я из Джалал-Абадской области. Школу я закончил в деревне и в данный момент учусь на втором курсе Кыргызского Национального Университета имени Жусупа Баласагына.

17-20 октября я был в ТоТ лагере от общественного объединения “Кыргыз Индиго”, где мы повышали свои навыки активизма и лидерства. Я там узнал многое о ключевых группах населения, людях, употребляющих инъекционные наркотики, о сексуальном и репродуктивном здоровье, ВИЧ и инфекциях, передающихся половым путем и.т.д. А еще я завел много друзей, которые приехали на лагерь с разных уголков страны, благодаря “Кыргыз Индиго”. В общем, поездка мне очень понравилась и остались много хороших впечатлений с ТоТ лагеря.

Те навыки и знания, которые я получил в ТоТ лагере, я буду стараться максимально использовать для того чтобы избавить общество от стереотипных идей насчёт людей, употребляющих инъекционные наркотики, и всех ключевых групп населения, и уведомить их об опасностях заряжения, профилактики и лечения ВИЧ и инфекций, передающихся половым путем.

2. Евгений

Мое имя Евгений Милюков. Я являюсь равным консультантом для людей, употребляющих наркотики и для людей, живущих с ВИЧ. Также я являюсь общественным защитником.

В рамках моей деятельности, я активно взаимодействую с организациями, работающими в сфере профилактики ВИЧ.

Основной целью моей работы и моего активизма является снижение вреда от употребления наркотиков, и борьба со стигмой и дискриминацией ключевых групп.

Участие в ТоТ было для меня возможностью познакомиться с молодыми людьми, поговорить о снижении вреда. Узнать опыт ОО «Кыргыз Индиго» и потребности молодых людей из ключевых групп населения для дальнейшего взаимодействия.

3. Бен

Меня зовут Бен, мне 21. Я учусь на социального педагога — социального работника. Закончил колледж, сейчас поступил на высшее.

Я окончил учебу в селе и у меня не было никаких особых познаний. Я начал ходить в организации, начал получать опыт, навыки.

Когда я понял, что у нас ужасный гендерный дисбаланс в нашей патриархальной стране, я начал информировать свое окружение и девочек, особенно свою семью о том, что должно быть гендерное равенство. Так начал проявляться мой активизм — я начал информировать и делиться своим опытом.

Для меня ужасная тема — кража невест. У меня есть много сестренок и племянниц , я бы не хотел им такого будущего. Я вообще не понимаю, как можно с такой легкостью пустить чужого человека в свою жизнь, и разрушить при этом жизнь сестры или дочери, отдав ее незнакомому человеку.

Я бы хотел, чтобы не было деления по гендеру. Например, когда ищут специалиста, пишут “ нужна девушка с приятной внешностью”. Люди ищут хорошего человека по внешности, а не хорошего специалиста и это ужасно бесит. Работа не должна делиться на мужское и женское

Я надеюсь, что в ближайшие дни люди не будут оценивать друг друга по внешности, а более духовно и эмоционально. У нас принято навешивать какие-то ярлыки. Мне хочется, чтобы люди были более искренними, не навязывали друг другу лишних ожиданий, чтобы каждый человек относился к другому более эмпатично.

Это легче – считать себя наблюдателем, не вмешиваться в ситуации,  с которыми ты не согласен. Читая каждый день новости в фейсбуке, как кого-то бьют, как страдают люди, мне становилось тяжелее, я начал задумываться о том, как это изменить, оставить свой хороший след. У меня нет пока глобальных планов изменить все в стране, но даже малые шаги могут принести пользу. И понемногу я стал действовать.

Где я учусь, очень много приезжей молодежи, и частенько разговаривая с ними, я замечал, что они не знают каких-то очевидных для меня вещей, и я начал восполнять этот пробел. Я не могу сказать, что я сильно проинформирован, но эти ребята знают, что всегда могут обратиться ко мне с вопросом, и я постараюсь ответить.

4. Аян

Я решил стать активистом, потому что у нас в стране много насилия и дискриминации к ключевым группам населения, в частности, к ЛГБТ и секс-работникам.

Мне 19 лет, я студент Медицинской академии, живу отдельно от родителей. У меня очень много друзей, и часть из из них знает про меня, что я идентифицирую себя как бигендер. Мне очень сложно общаться с людьми, которые не знают, что я “в теме”.

При людях, которые не знают обо мне, я стараюсь защищать ЛГБТ , но стараюсь делать это нейтрально, и ко мне начинают прислушиваться.

Но агрессии, стигмы и дискриминации к ЛГБТ-людям много. У меня есть несколько личных моментов, которые мне вспоминать неприятно, но я их пережил, осознал, и хочу двигаться дальше.

Моей миссией я считаю, что надо распространять своим близким и окружению о том, что ЛГБТ-люди есть. Если у меня выпадает случай, и я уверен, что для меня ситуация безопасна, я совершаю каминг-аут. Моя идея проста: если каждый из ЛГБТ-сообщества будет говорить о нас, то информированных людей будет больше, нас будет признавать общество вплоть до органов власти.

В идеале, я бы хотел чтобы насилия и гомофобии не существовало. Гомофобия способствует распространению насилия, и приводит к тому, что переживший насилие, боится рассказать об этом, а насильник остается на свободе и находит новых жертв. И это неправильно.

 

5. Чопа

Меня зовут Чолпон. Я учусь на детского психолога. У меня есть девушка. Несколько лет профессионально занималась боксом.

Своим активизмом я хочу защищать людей из ЛГБТ-сообщества. Считаю, что трансгендерам приходится тяжелее всего и они нуждаются в помощи.

От лагеря у меня остались бомбезные впечатления. До этого я понятия не имела понятия , что такое ВИЧ, СПИД, стигма и дискриминация. Еще я думала, что меня не заметят, но это оказалось, не так. Теперь рассказываю друзьям о гендерном равенстве и обо всем том, что я узнала.

 

 

6. Сабина

Я считаю,что активизм не должен разделяться на женский и мужской. Принципиальных различий я для себя не вижу.

В моем активизме первоочередной целью я считаю снижение вреда среди молодых ключевых групп населения.

За время моей работы, я познакомилась со многими людьми, оказавшимися в тяжелой жизненной ситуации. Я горжусь тем, что многим этим людям я смогла помочь с жильем, документами, трудоустройство, решением медицинских аспектов.

ТоТ лагерь дал мне возможность познакомиться с молодыми людьми , услышать их опыт и их потребности. Для меня радостно, что ребята активно принимали участие в сессии, задавали важные вопросы и мы вместе искали на них ответы.

7.Эльдияр.

Мне с детства нравились мужчины. Началось все с кино, я помню когда в 5-6 летнем возрасте меня неосознанно влекло к главным героям. И когда кто-то говорил, я хочу быть как Супермен, я думал : “А я хочу быть вместе с ним! Зачем мне становиться на него похожим?”.

Понемногу я стал понимать, что я отличаюсь от других. Кризисным моментом стало половое созревание, когда я отчетливо понял, что меня физически и эмоционально привлекают мужчины. Я долго не мог это воспринять, чувствовал к себе отвращение и пытался бороться собой. Меня постоянно навещали грустные мысли вплоть до суицида.

Меня спас интернет. Я начал искать информацию, много читать и понял, что быть геем — не преступление и не болезнь. Но все равно, борьба с внутренней гомофобией заняла у меня около 2-х лет. И поэтому, активизм для меня это продолжение моей личной истории, чтобы ЛГБТ-люди не скрывались, и не страдали от агрессии и сложившихся стереотипов.

ТоТ лагерь научил меня быть намного толерантнее, чем я был раньше, и я надеюсь, чуточку сделать наше общество терпимее к людям, которые по той или иной причине подвергаются дискриминации.

Возможность рассказать истории наших активистов появилась благодаря проведению трехдневного ТоТ Лагеря по активизму и лидерству для будущих тренеров с молодыми людьми из ключевых групп населения в возрасте 18 — 24 лет через призму ВИЧ и СРЗ, который прошел с 17 по 20 октября.

Во время Лагеря в одном пространстве молодые ЛГБТИК, секс работник(-цы) и люди, употребляющие наркотики, обучались навыкам активизма и тренерства, получили знания о расширении прав и возможностей сообществ для вовлечения в программы по сексуально-репродуктивному здоровью и ВИЧ. Лагерь прошел в рамках проекта “Интеграция услуг по СРЗ и ВИЧ с КГН”, финансируемый Фондом ООН по народонаселению — ЮНФПА.

Фото: Султан и личный архив участников лагеря ToT.

Ваш комментарий будет первым

Написать ответ

Выш Mail не будет опубликован


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.